Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Алле, народ, я живая

И даже совсем-совсем непьющая.
Малость только таблеткоглотающая. Уже год без перерыва на колесах. Что жру?
Свой умученный, но все-равно прекрасный организм Ирина травила амиксидом, паксилом, диазепамом, ципралексом, атараксом, тералидженом, феназепамом и по мелочи всякой ерундой типа афабазола, тенотена или пустырника.
Методом проб и ошибок сейчас мной выработан оптимальнейший для моих мозгов и прочих частей тела режим вкушания лекарственных средств: утром-конкор и АД ципралекс, днем и вечером-атаракс.
Вот так и существуем.
Знаю, знаю, жизнь на таблетках не есть гуд, но без них совсем жопа. Правда. Я пробовала справиться своими силами-не выходит нихрена. Совсем чокнутой становлюсь.

Ладно, хорош о грустном. Теперь о приятном.
Например, о моих часиках. Тогда, год назад я таки купила себе белые керамические ходики, о которых мечталось. И даже с брульянтами!



Но чото они быстро мне разонравились. И теперь у меня вооот:


И насрать, что они ващето мужские. И что типа для дайверов.
Не умеющая плавать девочко Ирина дефилирует в них с гордостью и довольствием.
promo mijgona сентябрь 21, 2011 11:51 26
Buy for 100 tokens
***
...

Френды! Я вас люблю

Сейчас проснулась, а у меня в личке поздравления с Днем Рожденья от вас. Безумно приятно, что день начался с позитива. Да и вообще, жизнь налаживается. Таблетки из дурки благотворно повлияли на мое физическое состояние, скорое увольнение греет душу грезами о как минимум двух месяцах безделья и свободы. Вчерашний день замазал все кошмарное впечатление о свадьбе, прынц имел меня пять раз, и каждое совокупление радовало оригинальностью и бодростью.

А сегодня у меня Днюха и опять праздник. Жизнь прекрасна! А я хочу в подарок часы, только не знаю какие. Точно, чтобы и корпус, и браслет были керамика. А вот с изготовителем не определюсь. Я полный лох в этом вопросе.

Меня не взяли в дурку!

Заебала меня моя нервная система и плохое физическое самочувствие. Советы обследоваться  и поискать причины я послала нахуй. Зачем мне терапевты, неврологи или психологи? Ира привыкла решать проблемы кардинально. Если врач, то сразу психиатр пусть будет. И надумала я сдаться в родную дурку.

Сказано – сделано. Поперлась Ирина в края знакомые, до посталкогольной боли прочувствованные. С пакетом старых шмоток, пряников и блоков сигарет (я забочусь о бывших сокамерниках сопалаточниках) заявилась я в милую психушку. Виктор Николаевич прихуел при моем появлении конкретно.

--Здрасти, здрасти. Я вернулась! Не надо бурной радости. Я тоже скучала.


Collapse )


Для интересующихся, про мои предыдущие визиты в психушку можно прочитать здесь:

http://mijgona.livejournal.com/719.html

и здесь:

http://mijgona.livejournal.com/30796.html

Опрос


Не дай мне Бог сойти с ума, уж лучше посох и сума (с)
Хуйня какая-то у меня с головой. Причем прогрессирующая хуйня. Я не могу сейчас ничего вам писать. Я хочу хорошего настроения и просветления в башке. Может, это и просто осенняя депрессия. А может, начальная стадия шизофрении. Ебнется Ира скоро по-настоящему. Ха-ха.
Ладно, итог такой, что писать ничего не хочу и не могу. Если хотите, то попощу пару дней свои старые высеры, типа вчерашнего про месть телепузику. Больше половины из вас все-равно не читали. Или ничего не надо?

Запись сделана с помощью приложения LiveJournal для Android.

Упс

В это воскресение я пыталась лечить себя бабским антидепрессантом – шоппингом. Накупив в одном маленьком магазинчике кучу всякого шмотья, я заплатила 11100. Расплатилась двумя купюрами по пять тысяч и двумя тысячными. Тетенька-продавец отдала мне мою сдачу в девятьсот рублей, которую я не глядя запихала в кошелек. Предложили дисконтную карту и я чото согласилась, хотя терпеть не могу их получать. Вечером мне позвонили из этого магазинчика, и вежливый мужской баритон поинтересовался процессом моей расплаты в их торговой точке. Рассказала, как вам сейчас. Дядя извинился и объяснил, что  у них в кассе не хватает пяти тысяч. Я посочувствовала и попрощалась.

И вот же блять, только сегодня, вечером, я залезла в свой кошелек. А там нихуя себе – 900 рублей сдачи и 5000 лишних бабок. Как тетенька могла так ступить?

И чото мне сразу полегчало так. Повеселело и похорошело. Походу для меня лучшее лекарство от хандры – это халявные, с неба падающие деньги. И походу, кто-то там в большой Вселенной все-таки меня любит.

Вот сижу, думаю теперь: вернуть/не вернуть. Прынц говорит: звони им, скажи, что в выходные завезем. А у меня сомнения. Ну типа, это подарок судьбы. Если бы сразу заметила, то отдала, конечно. Или потом увидела, до звонка – тоже призналась бы. А так, да ну нафиг. Вы как думаете?

Не могу уснуть

Не сплю уже третью ночь. Хреново.

В шестнадцать лет у меня был момент, когда я думала, что залетела. От того самого, Первого мужчины.
Возраст сам по себе стремный, а тут еще ТАКОЕ! Паника неизвестности, страх что узнают родители, готовность идти абсолютно на все, чтоб "рассосалось".
Мальчик мой вел себя вполне достойно. Даже вариант женитьбы рассматривался. Но блин, я еще в школе тогда училась.
Потом он привез мне из Москвы гормональные колеса "Постинор". Это позже они стали продаваться только по четыре таблетки в упаковке, а сейчас и вовсе по две штучки, ибо дюже концентрированные. А в незабвенном 95ом году в свободном доступе имелся "Постинор" по десять! колесиков в блистере. Ну так вот, верный товарищ привез мне сразу две упаковки и Ира, не долго думая, сожрала все за раз. И не было мне ничего. То есть совсем ничего.

Хотя чему тут удивляться? К тому моменту я уже проштудировала медицинскую энциклопедию на предмет растительных ядов и часами не вылезала из огорода, выискивая и вкушая позеленевшую картошку, жуя корни противного сорняка поветели, лакируя все это соком молочая.

Сейчас вот думаю, где тогда была моя голова? Я же литрами пила молоко с йодом. За тот период влила в себя столько пузырьков красненького антисептика, что заболевание щитовидки мне пожизненно теперь не светит.

После уроков я приходила домой, доставала тазик, смешивала в нем кипяток с горчицей и плюхалась туда жопой. Данный мазохизм завершался принятием подогретой водки с медом и возлежанием под пуховым платком с грелкой на животе.

И это далеко не все, чем я в течении целого месяца целенаправленно гробила свой организм. Поднятие всяческих тяжестей, прыганье со второго этажа - мелочи.
В огромных количествах кушала найденные дома лекарства. Хорошо, что в то время никто у нас не болел и содержимое аптечки было весьма и весьма скудное.
Зато я теперь точно знаю, что пережрав аспирина, ты его наверняка просто выблюешь. А вот анальгин обратно так не просится. От его избыточного количества утром ты ощутишь стабильный ровный гул в голове и ломоту в ушах, которые будут сопровождать тебя до самого вечера.

Закончилась эта история тем, что в безудержной моей погоне за тем, "чтоб рассосалось", попались мне таблеточки особые. Накушавшись их досыта, я словила новые незабываемые ощущения. Голова от подушки не поднималась, руки-ноги не слушались. Все части тела стали тяжеленькие-претяжеленькие. Последнее, что я запомнила перед тем, как вырубиться, это вид моей прибалдевшей тушки на кровати. Так бы и отлетела моя душа к праотцам, и не тусили бы вы сейчас в этом жж, если б не мама, неожиданно рано вернувшаяся с работы.
Потом было промывание желудка, капельница, неразрешающие мне спать мамины разговоры.

Вот так мои родители узнали, что их любимая примерная доченька уже полгода живет взрослой половой жизнью. Они отвезли меня в соседний город к знакомому гинекологу, где выяснилось, что чуть не убила я себя зря. Не было у меня никакой беременности.

Если честно, все это я уже давно забыла, а сейчас почему-то вспомнилось. Доче моей восемь лет. И я жутко боюсь. КАК я могу научить ее беречь себя, если сама в этом вопросе ноль?

Тихо шифером шурша, крыша едет неспеша..

Пить – стремно.
Не пить – скучно.
Третьего нам, алкашам, не дано.

Что за блядская жизнь? Вот думаю, надолго меня хватит? Сейчас радуюсь каждому прошедшему сухому дню.
После двух алкогольных психозов пить мне, конечно, категорически противопоказано. Однако..

Что такое вообще белая горячка? Отчего у всех разные глюки? Почему некоторые пьют годами водку, спирт, прочую гадость, каждый день нажираясь до состояния нестояния и никогда не принимают в гости белочку? А я от простого пива уже несколько раз ловила поразительно-ужасные глюки?
Мой врач говорит, что чем выше у человека интеллект, тем причудливее и забавнее у него галлюцинации при делирии.

Один хороший человек с Удавкома поведал мне свою версию возникновения белой горячки. Он считает, что это дверь в другой мир. Мир, который существует параллельно нашей реальности. Мир, населенный бесами, духами и прочей херью. А алкоголь типа проводник в это иное измерение. К тому же, неуемное количество принимаемого спиртного ослабляет человеческий организм и дает значительную фору всякой нечисти в борьбе за вашу душу.

Подумав, я согласилась с ним.
Вчера незнакомая тетенька слово в слово повторила, сказанное мне в приступе белой горячки моим покойным мужем. Что это он сам ради меня поджег свою квартиру вместе с матерью и именно за это был наказан сначала инсультом, потом смертью. Что это мать забрала его к себе на тот свет.
Фигассе? Не то слово. У меня до сих пор мурашечки по телу.

До этого галлюциноза я, конечно, верила в Бога, но считала, что Господь в сердце каждого человека. Я не посещала церковь, так как была искренне убеждена, что храмы и попы существуют лишь с целью отбирания у людей денег.
Я отчетливо помню, как стояла перед Богом и покойным мужем, и мой Леша выпрашивал мою душу к себе в ад. И дословно помню, сказанное мне Господом про церковь:
«Ты не к попам ходишь. Ты МОЙ ДОМ посещаешь».
И помню, как молила его об еще одном, последнем шансе. Как обещала, что разверну свою угарную жизнь на 180 градусов.
Я пережила собственную смерть, прошла дорогу души из тела на суд, тот самый, где подсчитываются и взвешиваются наши грехи и добрые дела.
И вот думаю теперь, что это было, для чего?

Люди, скажите честно. Может, у меня по-настоящему крыша едет? Всерьез задумываюсь о начинающейся у себя шизофрении.

Ребятушки

Попиздите со мной за кодирование. Родители настаивают на таком кардинальном способе избавления от алкоголизма.
Кто что знает о внутривенном кодировании? Ну типа в вену вводят препарат, после которого выпьешь грамм - помрешь.

Часть 3. Родная дурка

Ну, тот наш общий с Таней друг, врач-алкаш-нарколог мне, конечно, безумно обрадовался. А уж когда Виктор Николаевич узнал, с какого хера и с чьей подачи я запила, то хохотал нездоровым, истерическим смехом. Кажется, даже слезы потекли по его красным щекам. Думаю, что это все-таки от счастья лицезреть меня снова.

Блин, хорошо, что я попала в единственную приличную смену медсестра&санитарка. Ибо первую ночь я не могла спать, буянила, в храпе товарок по палате мне мерещились голоса. Я ломилась во все три двери отделения, утверждала, что у меня опять белочка и требовала вызвать дежурного врача, коим тоже на мое счастье в ту ночь был ненаглядный Виктор Николаевич.
В конце концов, я достала медсестру и она вколола мне подряд три укола феназепама и уложила спать рядом с собой в коридоре на кушетке.

Прошлый раз меня, действительно, вытащили здесь с того света и поставили на ноги за неделю.
В этот раз пребывание под замком в желтом доме, скорее, было не лечение, а наказание. В течение пятнадцати суток меня три раза в день обкалывали феназепамом. Хорошо, что в свое время я эту херь столько выжрала, что все их уколы на меня практически не действовали.

Солнце мое незаходящее Виктор Николаевич, как и в прошлый раз, бегал от меня. Я ловила его в дверях и требовала ответить, сколько меня тут собираются держать. Тот хитро улыбался и кормил меня обещаниями скорой свободы.

Вообще, родная психушка осталась все та же. Те же захлорированные три ведра вместо туалета, единственный кран с ледяной водой, баня раз в две недели. И даже половина людей там знакомые мне уже лица.

Осеннее обострение больных шизофренией людей было на лицо. Одна тетка постоянно приставала ко всем подряд, утверждая, что фамилия ее Путина и всем нам очень повезло, ибо лечимся мы не в задрипанной деревенской дурке, а в Кремлевской больнице.
Совершенно нормальная два года назад девочка Оксана перецеловывала все вонючие стены в коридоре и туалете-курилке.
Еще одной старой знакомой голоса в голове твердили, что она блядь, ее все имеют и она больна всеми возможными венерическими заболеваниями. Сев на корточки в уголке коридора, она опускала голову на плечо, загибала пальцы и по сто раз шептала: «От СПИДа, от сифилиса, от триппера, от СПИДа, от сифилиса, от триппера ». Кроме того, у нее появилось недержание мочи и ее из более-менее приличной палаты перевели в камеру предсмертников, где лежали, не умеющие ухаживать за собой люди. Самая первая палата, камера смертников – это единственная комната с дверью. За решеткой сидели совсем опустившиеся люди.
Лысые, с вывалившимися языками психи ползали по ночам по отделению, хрипели и вопили разными голосами. Короче, скучать там мне не пришлось.

После завтрака нас, отдыхающих, тьфу..блин, нас, больных выводили гулять в сад. Пересчитав всех зашедших, санитарка закрывала калитку на замок и усаживалась Цербером на единственную лавку у двери. Психи бродили по огороженной территории сами по себе.

Наша зона отдыха была отделена от площади выгуливания мужской половины больных дряхлым заборчиком из ветхих досок, и был он с огромными щелями.
Кстати, в желтом доме свои ценности и своя валюта.
Например, чтобы больной девочке получить три спички, она должна показать в эту самую заборную щель таким же больным мужикам свою пизденку.
Сигаретный окурок стоило потрогать эту пизду.
И целых две полноценные сигареты можно было схалявить, если какой-нибудь отдыхающий исхитрится просунуть между досок свой хуй и женщина-отдыхающая его маленько помацает.

Бедные, бедные больные, никогда не державшие в руках свою грошовую пенсию по инвалидности. Получающие в день по три штучки Примы и по одной спичке («Друг у друга прикурите, дебилы»).

Несчастные «отдыхающие» были готовы на все.
За кусок белого хлеба они стирали-гладили медсестрам и врачам халаты. За ту же папиросину вместо нянечек обхаживали немощных старух, вытаскивая голыми руками их из кучи гавна и ссанья, моя засранные жопы и стригя им грибковые ногти. Повторю еще раз: все это за одну папиросину Примы!
За горсть слипшихся леденцов несчастные больные ходили к врачам копать их огороды, обтирать их домашнюю скотину и не понимали, что сами они для этих самых докторов хуже животных. Медсестры зверствовали, били и так обиженных Богом людей по голове, кололи им жуткие уколы, от которых больной потом бился в судорогах от боли.

Ладно, что-то я отвлеклась.
Над нашей курортной зоной хоть крыши не было. А были там нормальные здоровые мальчики, сидевшие на строительных лесах. Рабочие, возводящие еще одно отделение психбольницы, для особо буйных.
На больных тетенек, просивших их поцеловать разочек, ребята не обращали внимания.
Однако, почему-то увидев меня, один симпатишный парень с оголенным загорелым мускулистым торсом, предложил мне задрать футболку и показать сиськи.
Все-таки многодневные наблюдения за эротическим бартером больных людей, не проходят мимо даже нормальных членов общества.
Ух, мне была обещана за сиськи аж целая пачка приличных сигарет.
Разумеется, у меня таких проблем с куревом, как у психов не было, в тумбочке лежал блок Винстона. Потому, нежно улыбаясь, я прокричала предприимчивому Тарзанчику:
«Милый, я бы тебе и так сиси показала, и даже больше, чем сиси. Вот только боюсь, что тогда меня до Нового Года отсюда не выпустят». Паренек оказался смышленый, просить стриптиза перестал и мы просто пропиздили с ним до времени выхода с курортной зоны домой, в родные палаты.

Вот так я отбывала свое наказание две недели. Потом приехали родители и Виктор Николаевич сдал меня им с рук на руки. Провалявшись в папиных ногах сутки, умоляя его отпустить меня к себе домой, обещая мегаправедный образ жизни, я все-таки добилась своего. Мне вернули документы, ключи от моей квартиры и был куплен билет до Москвы.

Р.S. Вот такая получилась поучительная история.

Инсульт

Сегодня утором была свидетелем большой аварии, с трупами, скорыми, срочно вызванным вертолетом. Очень тягостное зрелище.
Задумалась о жизни, смерти, судьбе, Боге.
То, что будет написано ниже, для меня чрезвычайно близко и тяжело. Но мне надо было скинуть на бумагу или экран монитора всю эту, бьющую меня периодически в душу, тяжесть.
Кто-нибудь имел дело с парализованным калекой? Я – да.

Ладно, все По-порядку. Первый раз моему мужу стало плохо за полгода до инсульта. Сгорела наша квартира вместе с его матерью. Свекровь нашли в туалете с перевязанными телевизионным проводом ногами. Лешу подозревали в ее убийстве и преднамеренном поджоге. Много били, возили на Петровку, проверяли на детекторе лжи. Даже сейчас, спустя пять лет, дело не закрыто, а сдано в архив до выявления новых обстоятельств.
Была зима, февраль с его острыми метелями. Мы шли к метро из морга, где узнавали результаты вскрытия тела свекрови. И тут муж неожиданно повалился на снег.
--Херово. Ир, дотащи меня до лавки. Сейчас оклемаюсь.
Надо было уже тогда задуматься, сходить в больницу, обследовать его. Но, как говорит мой папа, уже четвертый год пытающийся обхитрить раковую опухоль, молодости свойственно не думать о своем здоровье. Пока не бабахнет.

Второй раз Леше стало хуево уже летом. Июнь 2005 года. Жара. Мы гуляли в своем дворе вместе с дочкой. Мужу очень внезапно, резко и сильно поплохело. Он упал прямо на дорожке между гаражами. Люди перешагивали через него, спеша по своим делам. Но мы и тогда ничего не предприняли. Отошел и ладно.

В августе Леша мне пожаловался, что ночью у него отнялась левая рука. Около часа он ее просто не чувствовал. Как потом уже выяснилось, это была первая атака инсульта. Тогда еще микроинсульта.

Через неделю у мужа парализовало все левую половину тела. Он не мог ходить, сидеть, контролировать мочеиспускание. Ира, сука, не верила ему, пинала ногами за обсосанную кровать и обзывала артистом.
Когда же до меня все-таки дошло, что он реально не притворяется, паника накрыла все мои мозги. Скорая ехать к нам не желала. Когда же приехала и врач, потыкав Лешу иголками, отрешенно изрек «Похоже, клещ на даче укусил», малость успокоилась. Клещ, подумаешь. Херня то какая.

В больнице мужу сделали рентген головы и, оставив нас в коридоре, велели раздеть Лешу догола.
Я все еще не понимала.
Лешик, такой беззащитно нагой, лежал на каталке и шевелящейся правой рукой гладил меня по щеке. И, еле выговаривая слова, шептал: «Не плачь, мелкая. Ты мне нужна здоровая.»
Подошла медсестра, я сунула ей сто рублей и спросила, почему моего мужа велели раздеть. После ее спокойно-равнодушного «это, милая, его или на операцию, или в реанимацию сейчас увезут» мои мозги слетели с катушек окончательно.
Несколько часов мы провели в том коридоре, забытые и брошенные всеми. Потом пришел доктор, бахнул меня по башке своим «Обширный инсульт» и Лешу увезли.

Не буду рассказывать все те ужасы, с которыми сталкивается каждый, выхаживающий парализованного. Ежедневные обтирания утром и вечером, взрослые подгузники, утка и каждые два дня клизма.
Спустя пару недель Леше разрешили сидеть. Это был праздник. И для него, и для меня. Я катала его по коридору в инвалидном кресле и была почти счастлива.
Он же был рад больше всего тому, что теперь не будет этих мучительных, унизительных клизм и тому, что хуй у него стоит, да еще как. Это мы проверили в первый же день, как ему разрешили выезжать из палаты. В довольно чистом больничном туалете я сосала Лешин член. Потом мы чуть не расхуярили коляску. Все-таки она не предусмотрена для любовных утех двух гомо сапиенс.

Через месяц, когда мне дали добро на вывоз мужа на улицу, мы обтрахали все уголки больничного парка. Когда Леша кончал, у него начинали мелко трястись ноги и руки. Это единственное, от чего мне было не по себе.

Постепенно он восстанавливался, пробовал ходить с палкой, шевелить пальцами левой руки. На выходные я забирала его домой. И все шло хорошо до той поры, пока меня не познакомили с одним мужчиной. Как вы уже догадались, это и был мой нынешний прынц. И я влюбилась.
Разумеется, я виновата.
Я бросила больного мужа, а он все равно продолжал меня любить.
Не давал развода, ждал, когда я перебешусь и вернусь.
Он плакал на улице перед судом, куда я приводила его разводиться, и слезы замерзали в его отросшей щетине.
Конечно же, я тварь последняя и мне нет оправдания.
И если честно, жалею, очень жалею, что бросила Лешу.

Пиздец, как хуево все это вспоминать и переживать по-новой. Но из своего опыта знаю, что, описав что-то херовое и тяжелое, я как будто избавляюсь от части этого груза вины.
Так что не судите строго за эту путанную и скучную писанину.